Mudavkin Автор Teodor Mudavkin (Mudavkin)

А навстречу как побитые,
Идут хилые да хитрые,
Идут хилые да хитрые,
Строят рожи зеркалам. Контакты

бла-бла-бла 15
Я ворочался в кровати, пытаясь найти удобную позу, не препятствующую свободному потоку мыслей, воспоминании или снов – уже и не знаю, как это правильно назвать. Никогда я не жил по соседству с Эдиком. Он был моим начальником, но эпизод, всплывший в памяти, казался таким реальным, что списать его на плод утомленного воображения я просто не мог.
Движимый интуицией и любопытством, я подкрался к номеру девушки со связями и какое-то время стоял, прислушиваясь. Шел первый час ночи и либо она спала, либо её не было в номере. Еще или уже?
К счастью, Дос похрапывал на диване, изнеможенный рассматриванием прыгающей картинки в телевизоре. Мне не хотелось никого посвящать в свои планы, и потому я не стал тревожить сон парня. Прихватив из шкафчика за стойкой ресепшн связку ключей, я вернулся к двери 13-го номера и вскрыл замок. Безусловно, я рисковал, но желание докопаться до истины настолько обуяло меня, что мне стало не до осторожности, и уж тем более, не до морали.
Бра у кровати мордашка оставила включенным, потому фонарь мобильного мне не пригодился. Девушки в номере не было. Да если бы даже она была, без Macbook-а, стоявшего на прежнем месте, я бы всё равно не ушёл. Отсутствие постоялицы меняло только одно – я мог изучить ноутбук прямо там.
Руки задрожали, и я то и дело нажимал не на те клавиши, вводя пароль, а когда, всё же, мне удалось набрать верную последовательность слов и цифр, выяснилось, что я не сменил язык ввода. Ещё одной неудачной попытки я бы не выдержал.
«Imadik123» диктовали мои губы пальцам. Я помедлил, прежде чем нажать Enter. То, что произошло дальше, иначе как волшебством не назовёшь. Я увидел рабочий стол и этот самый обычный рабочий стол, показался мне лучшим, который я когда-либо встречал. Выходит, я не бредил. Случай во дворе действительно имел место быть.
На рабочем столе я нашел папку с недвусмысленным названием «Соседу» и поспешил открыть единственный содержащийся в нём текстовый файл.
«Мадюха, если ты читаешь это, то случилась беда. Как же вовремя я посвятил тебя в дело и оставил пароль. Потому что вчера, когда я вернулся домой, у двери меня уже ждал человек. Он сказал, что их самый главный хочет видеть меня завтра, в том страшном городке — Новоридмино. Никогда тот босс не светился, а теперь такое приглашение. Не знаю, вернусь ли с этой поездки. Я же говорил, что облака сгущаются. Похоже, теперь грянул гром, а завтра хлынет ливень. Ты не найдешь ничего важного в этом компьютере, но найдут специалисты. Они знают, что делать. Так что не теряй ни минуты. И знай – настоящий владелец (формальным, к твоему удивлению, являюсь я) столярной мастерской в Новоридмино и есть тот главный подонок, за которым мы охотимся.
А сейчас, если от меня еще нет вестей, немедленно бери компьютер и езжай в столицу. Обратись к главе департамента и расскажи обо мне.
Если оставлю мотор, ты знаешь где ключи
».
— Что вы тут делаете?
Я тут же захлопнул крышку Macbook-a. Заспанный Дос стоял в дверях.
— Разгребаю дерьмо.
В конце концов, я покинул мотель, с трудом отвязавшись от Доса, который решил, что моя ночная вылазка говорит об очередном убийстве в городе. Заблокировав изнутри двери Мондео, чтобы избавиться от назойливого парня, я вновь перечитал договор. В тусклом свете лампы салонного освещения печатные знаки плясали, сливались воедино, а иногда буква, которую я никак не мог прочесть, оказывалась всего лишь мошкарой, и понимал я это только тогда, когда она вспархивала с листа. Эдик Леви. Сосед Эдик. Минут десять я пялился на фотографию своего начальника в телефоне и у меня не оставалось никаких сомнении, что именно этот жирный усатик с затравленным взглядом говорил мне о работе под прикрытием, но когда, как и почему это произошло?
Я рванул в бургерную. Конечно, она была закрыта, но все, чего я хотел – оказаться рядом с ней и пробудить в себе воспоминание о чем-то важном. Если здание хорошо знал Эдик, то знал его и я, следовало лишь напрячься. Чтобы полностью подсветить фасад здания, пришлось частично выкатить Мондео на трассу. Так я и сидел, глядя на бургерную, которая стала бургерной только в прошлом году. А до этого она была… Мысленно я избавил строение от свежих красок, надписи на крыше, чистых стекол, пытаясь вернуть ему предпродажный вид. Здание было мастерской и, черт возьми, я помнил её таковой. Мне почти удалось зацепиться за образы, но когда осталось лишь одно движение, чтобы сорвать шторку, прикрывающую истину, какой-то мудак на скорости едва не въехал в правое заднее крыло моего автомобиля. Он пронесся, разъяренно сигналя. Не вильни он в сторону в последний момент, меня бы выбросило с трассы. Я бы переломал хребет, и конец поискам Эдика. Столичным коллегам пришлось бы искать уже меня. Сигнал клаксона пронесшегося автомобиля и перспектива переломать себе хребет пробудили во мне память иного характера. Память тела.
Ведь однажды я уже вертелся в ржавом бобике, ставшем центрифугой. Не знаю сколько раз перевернулось то корыто, но казалось, что раз сто и началось это ещё в прошлой жизни. Меня спасло то, что я был пристегнут, иначе моя голова превратилась бы в месиво, как голова того конвоира, что сидел не пристёгнутым у другой двери. Мне неизвестна дальнейшая судьба Ежа, его молчаливого напарника и лейтенанта, выполнявших свою работу по доставке меня в следственный изолятор, которого в их городе не было отродясь. Зато в нём была комната допросов, оборудованная по последнему слову техники. Комната, в которой меня обвинили в убийствах. Еще меня пытались убедить в том, что я, желая избежать ответственности, прикидывался психом. Ёж ведь так и сказал:
— Хорошая попытка провести нас.
— О чем это вы?
— Вы можете не отвечать, пока не прибудет ваш адвокат, но у меня чисто обывательский интерес. Этого не будет в протоколе, – он положил на стол диктофон: — Послушайте себя и скажите, что не так?
Ёж щелкнул кнопку, и я услышал запись допроса. Звучал тот момент, когда я называл номера, по которым звонил, пытаясь связаться с начальством столичного департамента полиции, а затем номера своего терапевта, любимой пиццерии и собственной квартиры. Я не мог поверить своим ушам. Потому что каждый раз после слов: «шеф», «пиццерия», «врач» я произносил один и тот же номер, и это – номер моего мобильного. Тогда-то я и рассмеялся, хоть сейчас мне и сложно объяснить, почему я это сделал. Наверное, посчитал, что абсурд смешон. А может, мне стало страшно сидеть с серьезным выражением лица при таких обстоятельствах. Не знаю. Смеялся я долго, а Ёж всё выкладывал и выкладывал на стол карты, которые не принято выкладывать перед обвиняемым.
— А что на это скажете? – он положил на стол знакомую ксиву.
— Так вы нашли её? – я тут же раскрыл корочку, чтобы убедиться, что она принадлежала мне.
— А вы точно теряли? Или просто хотели скрыть некачественную подделку?
— Подделку?
— Прочтите ваше имя, пожалуйста.
— Эйт…, — я запнулся, а затем продолжил гораздо медленнее: — Эйтан Левентуль.
— А теперь взгляните на своё фото. Как считаете, похожи вы на человека, которого зовут Эйтан Левентуль?
— Какая-то чушь. Ваших рук дело?
— И это еще не всё. Задам наводящий вопрос – оттиск печати должен охватывать фотографию или нет?
Печати на фото не было, хоть я и смотрел на него с разного расстояния и под разными углами.
— Не ищите, его там попросту нет. Ваше фото вклеено поверх настоящего, потому и обрывается оттиск. Вы, должно быть, уже догадываетесь, кому принадлежит фото снизу?
— Эдик? – неожиданно для самого себя предположил я. Других догадок у меня не было.
Ёж отрицательно помотал головой:
— Нееет, — с наслаждением протянул он. — Эдик, как я уже сказал, никогда не работал в полиции. И даже не существовал. Но вот Эйтан Левентуль там работал. И более того, он засланец, который пропал при загадочных обстоятельствах. А потом вдруг появились вы – разъезжали на его автомобиле, отбирали у местных полицейских улики, свидетельствовавшие о вашей причастности к убийству участкового, фермера и парня, якобы вскрывшего ваш багажник в Хордине, размахивали служебным удостоверением Левентуля и делали вид, что ищете его. Зачем? И где на самом деле Эйтан?
— Подстава, — выдохнул я. – Ясно, на что вы намекаете. Это всё ваши игры, да?
— Играете здесь только вы, Мади.
— Вы связались со столицей? Говорили с моим начальством?
Ёж кивнул:
— В день вашего задержания. И даже направили официальный запрос, ответ на который пришел лишь этим утром.
— И что же? – я подался вперед, ожидая худшего.
— Что вы хотите услышать сейчас от меня?
— Они подтвердили мою миссию?
— Вы работник почты из Ювиженска, Мади. И всегда им были.
В этот раз мой смех не остановила бы и пуля. Я сложился пополам и смеялся так, что живот сводило судорогой. Из глаз текли слезы, но я не мог ничего с собой поделать. «Почтальон» пытался выговорить я, но даже первый слог произнести у меня не получалось. Я так и смеялся, пока они не ушли, а потом смеялся, пока не вошли другие люди. Смеялся, когда меня вели по коридору, когда усаживали в бобик, когда бобик тронулся.
— Вы никогда не жили в столице, — подливал масла в огонь Ёж, крутивший баранку, и смех мой вспыхивал снова. — Я имел дело с настоящими чокнутыми, и знаете, что? Они никогда не пытаются убедить других в своих проблемах с головой. Ваша же попытка слишком сильно бросается в глаза.
Когда с бездорожья мы выбрались на шоссе, он пытался рассмешить меня снова, но, похоже, запас смеха на все последующие годы во мне, к тому моменту, уже был исчерпан.
— Не знаю, что вы сделали с Левентулем, но если выяснится, что он мертв, это еще больше усугубит ваше, и без того незавидное, положение. Смею предположить, что сначала вы расправились с фермером Жасиком, а затем уже с участковым Хордина, заподозрившим в этом вас. Чуть раньше завладели имуществом Левентуля, выдали себя за столичного полицейского, чтобы отнять у офицеров Хордина все улики, свидетельствующие о вашей причастности к преступлениям, и уничтожить их. Чтобы как-то оправдать исчезновение улик, придумали историю с воровством из багажника. Конечно, вы надеялись, что офицеры маленького тихого городка затрепещут перед столичным коллегой, да еще и старшим по званию, и никто не станет проверять подлинность вашей ксивы. У вас почти получилось, если бы не дотошность лейтенанта, обратившегося к нам. Стоило нам появиться, вы тут же сыграли в дурачка – я невменяем, я ничего не помню, где, черт возьми, Эдик? Верно?
— Полнейшая чушь.
— Признаю — ваши теоретические знания о работе полиции озадачили меня, но ровно до тех пор, пока мы не побывали в вашем доме.
— Если этот дом не в столице, то это и не мой дом.
— Вы грезили о работе в полиции, но поступить на службу так и не смогли. Ваша кинотека и библиотека – вот откуда вы нахватались знании, которыми умело пользовались. И дом ваш находится в Ювиженске.
— Бред.
— Вот только зачем? Зачем вы убивали?
Может быть я бы и ответил на его вопрос, но больше никто ничего сказать не успел. Когда я открыл глаза, мир уже перевернулся, а полицейские были раскиданы по салону словно тряпичные куклы. Мне с трудом удалось выбраться. Немного придя в себя, я не без труда вытащил из искореженного бобика парней и по рации кого-то из них попросил вызвать скорую. А затем сделал то, о чем стыдно вспоминать – порывшись в салоне, я достал всё, что касалось меня – дело, материалы следствия, протоколы допроса, изъятые у меня вещи – ключи от Мондео, ксива, фотография Эдика и всё, что еще удалось найти. Я должен был доказать, что из меня делают дурака, потому что моё расследование кому-то мешает. И я бежал. Обратно в Хордин. Я знал, где мой Мондео и единственное, что мне было нужно – найти своего начальника Эдика и доставить его в столицу. А затем успеть ко дню города на барбекю с соседом.

Теги

Похожие материалы

  • Игра на бумаге (часть 20)

    в предыдущей серии Мади замолк, глядя на гостя подернутыми старческой пеленой глазами, желтизна которых могла сравниться с желтизной газет, захламлявших журнальный стол. — Не знаю, получится ли у вас хорошая книга из моей истории, — он...

  • (Ф-12) Игра на бумаге

    Ф-11 тут История повторилась, ибо время циклично. Знакомые запахи, привычный скрип дверных петель, тот же пустой зал. И опять никто меня не встретил. Но не цикличен я, и потому не стал садиться. Вместо этого, я обошел все столы, дотронулся до...

  • Игра на бумаге (часть 15)

    тут 14 часть не обращайте внимания на названия городов — у меня не было времени их выдумывать «Под прикрытием» — шептал я, лежа в номере мотеля. Я смотрел в грязный потолок с маленькими пятнами от пришибленных насекомых и даже не шевелился....

  • Игра на бумаге (часть 18)

    16-17 в прошлый раз разместил две части, оказывается Всплывший перед глазами эпизод с бобиком настолько потряс, что меня едва не стошнило от собственного цинизма. Убрав Мондео с трассы, я вышел подышать. Всё смешалось в голове. Пусть...

  • Пропавшие без вести: куда приведет нить Ариадны?

    areadni , также известная как Пая, пропала из интернета 17 мая 2019 года. Когда человек исчезает из Eread.me бесследно, зачастую самая важная информация скрывается в его действиях и словах, которые он говорил за несколько дней до...