Mudavkin Автор Teodor Mudavkin (Mudavkin)

А навстречу как побитые,
Идут хилые да хитрые,
Идут хилые да хитрые,
Строят рожи зеркалам. Контакты

Тут… ну вы и сами поняли что тут.
Снова я оказался в знакомом сне. Опять тяжело дышалось из-за сигаретного дыма, так же ощущалось незримое присутствие людей за зеркальным стеклом, на том же месте расположилась родинка следователя, однако сам он задавал уже совсем другие вопросы.
— Эдик-педик в парадном мун…, — начал было я, поднимаясь с места, но допеть песенку в четвертый раз мне уже не позволили:
— Ладно, ладно, можете не продолжать. Мы это уже слышали.
Смочив горло прохладной водой, я откашлялся и встревоженно посмотрел на следователя. Мне казалось, что меня разыгрывают. Всё, что я пережил в том захолустье и что продолжал переживать в комнате допросов – какой-то тест, который мне нельзя завалить. Может, именно так проверяют, готов ли я занять место Эдика?
— В каком году вы устроились на работу в полицию? — показалось, что следователь потупил взгляд, на самом же деле он просто изучал моё дело, которое положил к себе на колени.
— В позапрошлом. Я же уже сказал.
— Где находился ваш офис?
— До того, как я вошел в комнату допросов, столичный департамент полиции находился в столице. Думаю, его еще не перенесли.
Меня всё больше раздражали глупые вопросы неопытного следователя, его привычка смотреть на дознавателя после каждого моего ответа, вонючий запах LD последнего, как и его притворная немота.
В комнате было душно, даже несмотря на старомодный вентилятор, установленный в углу по моей просьбе – он лишь гонял по помещению теплый воздух, нисколько его не охлаждая.
— Вы часто выезжали за пределы столицы по служебным вопросам?
— Нет, ни разу. До исчезновения Эдика – ни разу.
— В чем заключалась ваша работа?
— В том же, что и ваша. Занимался расследованиями и сидел на вашем месте в коптильных комнатках.
Следователь, которого будто лишь после моих слов бросило в пот, провел сложенным платочком по взмокшему лбу, и внимательно посмотрел на меня:
— Вернемся к событиям, предшествовавшим вашему задержанию. Начните со дня, когда был обнаружен второй труп.
Я посмотрел на лопасти вентилятора, чтобы он помог мне своей монотонной цикличностью абстрагироваться от происходящего и вернуться обратно в недавнее прошлое. В ненавистную дыру, перевернувшую мою жизнь с ног на голову. Спертый воздух сослужил в этом хорошую службу – он напомнил мне, как безжалостно припекало солнце в тот день, когда мне удалось попасть в амбар, замок которого никак не удавалось взломать.
Беднягу забили до смерти и бросили в куче навоза и разбросанного сена. Орудие убийства – штыковая лопата — лежало рядом. Меня едва не вывернуло от увиденного, и я поспешил покинуть амбар, в который упорно пытался попасть последние три дня и две ночи. Хоть не было у меня ни сил, ни возможности, и уж тем более желания рассматривать лицо убитого, я уже знал кто он. Татуировки на обеих руках и синий комбинезон с множеством карманов служили мне подсказкой. Да и кто еще мог валяться в запертом амбаре, если не его пропавший хозяин — Жасик. Я с трудом отнял у местного полицейского важнейшую улику – лопату со следами крови и спрятал её в багажнике своего автомобиля, к тому моменту уже переставшего выполнять свои основные функции. Зато просторный багажник стал целой доказательной базой. В него я, ссорясь с деревенскими блюстителями порядка в количестве пяти человек, и буквально сражаясь за каждый предмет, прятал всё, что могло помочь моим столичным коллегам в раскрытии преступлении – личные вещи убитых, табельное оружие первого несчастного, его окровавленная форма, раскроенная острым предметом фуражка и много чего еще, что впоследствии я всё равно растерял.
Смерть фермера обнулила все мои теории и загнала в угол. После первого убийства, когда жертвой стал местный участковый, я примерно знал, в каком направлении нужно двигаться, чтобы выйти на след убийцы. И след тот привел меня на ферму Жасика, а затем и к его запертому амбару. В процессе расследования, мне удалось выяснить, что он был как-то связан с криминальным миром и даже успел отсидеть за хранение и распространение наркоты. После отсидки он, якобы, окончательно порвал с прошлым и с головой ушёл в своё новое увлечение — фермерское хозяйство. Все эти присказки не помешали мне рассматривать Жасика в качестве единственного подозреваемого. Тем более, местные поговаривали, что покойный полицейский был ярым борцом за чистоту их городка от наркотиков. Я надеялся, что раскрытие первого убийства приоткроет завесу тайны над делом Эдика. Но когда нашли разлагающийся труп предполагаемого убийцы, я был обескуражен. Возникало много различных версии, но слишком уж не вписывались хитросплетенные воображаемые криминальные разборки в атмосферу тихого городка на краю вселенной.
Полицейские всем своим составом то и дело путались под ногами, мешая произвести осмотр дома, в котором в беспробудном одиночестве проживал фермер, но я упорно стоял на своем и вскоре они сдались. Когда солнце зашло за горизонт, они, лениво зевая, и стягивая фуражки со своих короткостриженых вспотевших голов, стали разбредаться по домам, с недоверием поглядывая на меня. Я же работал до утра. Обошел все шесть комнат, изучил каждый сантиметр особняка, изъял несколько предметов – ружье, жесткий диск компьютера, старую мыльницу и негатив, пару фотографии, где Жасик пожимал руку сомнительным личностям и кейс с кодовым замком.
— Где теперь все эти вещи? – голос вернул меня в душную комнату, и перед глазами вновь завертелись лопасти вентилятора.
— За сутки до вашего появления кто-то вскрыл багажник и обчистил его.
— Замок был вскрыт или взломан?
— Я думаю, использовали кодграббер.
— В захолустье? Без коммуникации?
— Не знаю, как они это провернули, но утром я обнаружил пустой багажник. Это факт.
— Могло быть так, что вы просто не закрыли автомобиль?
— Нет. Это то действие, которое вошло привычку.
— Кто мог сделать это?
— Любой из пяти тысяч человек, проживающих в деревне.
— Например тот, чей труп обнаружили следующим?
Я сделал еще один глоток уже тёплой воды и устало вздохнул. Стало ясно, куда клонит ёж, и потому я не стал мешкать:
— Мне нужен адвокат.
— Он будет предоставлен вам позже.
— Вот позже и поговорим.
— Что же..., — мои бывшие коллеги переглянулись. Дознаватель затушил очередную сигарету.
— Разумное решение, — ёж закрыл папку с материалами моего дела и бросил её на стол. — Потому что с настоящего момента вы обвиняетесь в убийстве, подделке документов и в самовольном присвоении звания представителя власти.

Теги

Похожие материалы

  • Игра на бумаге (часть 20)

    в предыдущей серии Мади замолк, глядя на гостя подернутыми старческой пеленой глазами, желтизна которых могла сравниться с желтизной газет, захламлявших журнальный стол. — Не знаю, получится ли у вас хорошая книга из моей истории, — он...

  • Ф-4

    ПОСЛЕДНЯЯ ИЗ РАНЕЕ ОПУБЛИКОВАННЫХ Ф-3 Я сделал не два шага, а целых двадцать два, пока не оказался у своего пыльного Мондео. А потом еще два, чтобы открыть дверь и забраться внутрь. Я так торопился найти Эдика и свалить из города,...

  • (Ф-12) Игра на бумаге

    Ф-11 тут История повторилась, ибо время циклично. Знакомые запахи, привычный скрип дверных петель, тот же пустой зал. И опять никто меня не встретил. Но не цикличен я, и потому не стал садиться. Вместо этого, я обошел все столы, дотронулся до...

  • Игра на бумаге (часть 15)

    тут 14 часть не обращайте внимания на названия городов — у меня не было времени их выдумывать «Под прикрытием» — шептал я, лежа в номере мотеля. Я смотрел в грязный потолок с маленькими пятнами от пришибленных насекомых и даже не шевелился....

  • Игра на бумаге (часть 16-17)

    бла-бла-бла 15 Я ворочался в кровати, пытаясь найти удобную позу, не препятствующую свободному потоку мыслей, воспоминании или снов – уже и не знаю, как это правильно назвать. Никогда я не жил по соседству с Эдиком. Он был моим начальником, но...