alesya_yasnogorceva Автор Алеся Ясногорцева (alesya_yasnogorceva)

По призванию я — публицистка и журналистка. По убеждениям — коммунистка. По образованию — историк. Контактыliya.isaeva@bk.ru https://yvision.kz/u/alesya_yasnogorceva

Ресторан «Афродита» в городе считался элитным. Без знания иностранных языков в нём невозможно было устроиться даже уборщицей. Чтобы работать в нём официантом, требовалось знать как минимум два иностранных языка, уметь пользоваться компьютером, обладать красивой внешностью и быть выносливым.

Римма устроилась в «Афродиту» официанткой через два месяца после выписки из роддома. Горе надломило её, но не отразилось на её внешности. Никто больше не видел улыбку на её лице, она была грустна, мрачна, замкнута в себе, но всё так же прекрасна.

Следить за собой Римма была теперь вынуждена ещё больше. Каждый день она вырывала у себя 2-3 седых волоска, натирала лицо кремом от морщин и на ночь ополаскивала специальным раствором.

Всё это она проделывала механически, не вникая в свои действия. Так же, как стирала, убирала (готовку взял на себя Максим, а всё остальное — посуду мыла, гладила и шила Зинаида Тимофеевна). И только на работе она включала сознание и усилием воли отгоняла от себя тяжёлые мысли.

Площадка возле ресторана была облюбована влюблёнными парочками. Их привлекало и название ресторана, и его элитарность. Предприимчивые хозяева ресторана открыли близ него ларёк с парфюмерией, косметикой, семечками, мороженым.

Римма, как всегда, пришла на работу на 5 минут раньше. Вчера администраторша сказала официантам, что сегодня будет банкет, заказанный фирмой «Нурбаев и Ко», отмечающей пятилетие. Для Риммы было всё равно, кого обслуживать — отдельных лиц или банкет, новость эту она выслушала равнодушно. Не знала она, что в эту фирму устроился Денис!

Римма работала как всегда. Вдруг она ненароком выглянула в окно и увидела знакомую фигуру, проходящую мимо ресторана. Римма присмотрелась… Сомнений не было — это была Асель!

Решение пришло сразу. Римма, поставив поднос на столик клиента, стремглав бросилась к администраторше. Та сначала испугалась, увидев, в каком состоянии прибежала официантка.

— Что случилось, Римма? — вскрикнула она.

— Я… — лихорадочно начала Римма и замерла, не зная, как продолжить.

— Ну что ты? — успокоившись (драки между клиентами такое начало обозначать не могло), спросила администраторша. — Посуду разбила?

— Нет, нет, — ответила Римма, взяв себя в руки. — Просто мне нужен небольшой отгул… на день… Я потом отработаю… в свой выходной.

— А, ладно, бери, — улыбнулась администраторша. — Всё равно ты в таком состоянии работать не сможешь.

Римма вышла из ресторана, встала на пороге и стала всматриваться в ту сторону, куда ушла Асель. Она никак не могла придумать, что сказать той. Волнение не давало думать, оно мутило логику, сердце билось, заглушая всё. В таком состоянии Римма не могла даже понять, как мала вероятность того, что обратно Асель пойдёт той же дорогой.

Такой, в напряжённом ожидании, её увидел Денис, спешащий на банкет. Он не знал, что бывшая жена работает в «Афродите» и, увидев, что она стоит у ресторана, подумал, будто она ждёт любовника. Недолго думая, он заснял её на сотовый, решив, что её можно будет шантажировать.

Но вот Римма увидела Асель. Та шла, задумавшись, опустив голову, навстречу Римме. Римма, недолго думая, бросилась перед Асель на колени, схватила за руку… Рыдая, она повторяла, как заведённая: «Прости»!

Асель не сразу справилась с изумлением. Она принюхалась — не пьяна ли Римма? Нет, спиртным от неё не пахло. Тогда Асель подняла её, повела к скамейке, усадила… Римма ничего не чувствовала, она едва передвигала ноги. Когда Римма немного успокоилась, Асель сказала:

— Римма, я тогда была не виновата.

— Я знаю, — вымученно ответила Римма и разрыдалась.

Асель поняла, что начала не с того, с чего надо было. Она полагала, будто Римма уверена в том, что виновата она, Асель. Конечно, Асель растерялась, увидев Римму. «Значит, кто-то настроил её против меня, а теперь тот, кто это сделал, как-то её обидел. Не исключено, что Злиха», — подумала Асель. Подождав, когда Римма придёт в себя, Асель спросила:

— Кто же тебе сказал, что виновата я?

— Это я сама придумала, — сказала Римма, нервно дрожа.

Дело явно запутывалось. Что могло заставить Римму придумать такое? Асель посмотрела на неё и поняла, что в таком состоянии от неё ничего путного не добьёшься.

— Вот что, — сказала Асель со всей решительностью, на которую была способна, — сейчас мы поедем ко мне. Там вы всё мне расскажете. Согласны?

Римма была согласна на всё, что скажет Асель. Та повела её к остановке.

Дома Асель дала Римме валерьянку, которую та выпила, стуча зубами о край стакана. Успокаивающим тоном Асель начала говорить:

— Римма, объясните мне, наконец…

— Да, да, я понимаю, что вы хотите сказать — перебила Римма, но опять расплакалась, бросилась на колени перед Асель. Та подняла Римму и, смотря прямо в глаза, медленно и чётко произнесла:

— Вот вы хотите, чтобы я вас простила. Но как я могу простить вас вслепую, не зная ни мотива вашего поступка, ни мотива вашего раскаяния? Не могу твёрдо обещать, что прощу, если узнаю — вдруг это связано с идеологией, принёсшей много зла нашей стране? Как там у Рылеева —

Забыв вражду великодушно,

Движенью тайному послушный

Быть может, я ещё могу

Дать руку личному врагу.

Но вековые оскорбленья

Тирану родины прощать

И стыд обиды оставлять

Без справедливого отмщенья

Не в силах я — один лишь раб

Так может быть и подл, и слаб…

— Я… мне просто не понравилось ваше выступление в суде. Ну, когда детоубийцу судили. Вы тогда сказали, что дети не должны принадлежать родителям. А я, по глупости, с вами не согласилась. А потом, когда я второй раз вышла замуж, я родила абсолютно здорового ребёнка, которого загубила другая врач. Оказалось, она думает, как я тогда. Я попыталась подать на неё в суд, но она так себя держала… Только тогда я всё поняла.

— Непонятно, — ответила Асель. — Почему моё выступление так сильно задело вас?

Римма потупилась. Не хотелось распространяться насчёт своих отношений с Емельяновыми. Но придумать она ничего не могла, а не ответить — тем более.

— Среди наших соседей по дому, — вымученно начала Римма, — есть две многодетные семьи. Мне казалось, что они, получая пособия, живут за наш счёт.

— Какие глупости вам казались, — тщетно пытаясь придать своему голосу максимум иронии, ответила Асель. — Да разве у нас такая бедная страна из-за этих пособий несчастных? А как живут чинуши, причём в подавляющем большинстве — не на одну зарплату? Сколько воруют у народа бизнесмены?

Асель не понимала, что всё дело в том, что Римма не может «посмотреть» на это. Для таких, как Римма, существует только то, на что можно «посмотреть», а остальное для них — абстракции. Абстракции, как известно, могут влиять на разум, но не на эмоции. А поступки таких, как Римма, определяют именно эмоции.

А Римма была поражена словами Асель. Да, она читала про доходы чиновников, но это проходило как-то мимо её головы. Что толку было ей негодовать на них, если она с ними не встречалась? А Емельяновы, Елюбаевы — под боком.

Асель думала, как быть с Риммой. С одной стороны, она причинила ей много горя, и причинила, исходя из идей, принёсших много горя стране. Но, с другой стороны, она, Римма, сама стала жертвой этих идей.

— Ладно, Римма, — примирительно сказала Асель, — вам я прощу. Но идее, которая вами двигала, я прощать не собираюсь. Не простите ей и вы! Вы же сами стали её жертвой. Значит, вы должны с ней бороться — где можно и как можно.

— Да какая это идея?! — воскликнула Римма. — Догма это!

Римма ушла от Асель успокоенная. Небо было редкого для зимы нежно-голубого цвета. «Будет мороз» — подумала Римма и вспомнила, как раньше она любила поехать в мороз на речку и бегать там на коньках час-полтора. Денис это, правда, не одобрял, но плевала она на его мнение! А вот Максим, наверное, одобрит… «Надо будет ему сказать, чтобы он с Леной и со мной на дачу поехал. Пусть она там свой ящик посмотрит» — подумала Римма.

Приехав домой и раздевшись, Римма глянула на себя в зеркало и, ужаснувшись, застыла. Её гордость — густые светло-каштановые волосы нежно-матового оттенка пронизывали десятки белых паутинок!

Теги

Похожие материалы

  • Жертва догмы. Глава 9

    В понедельник Асель принесли повестку. «Неужели эта глупёха, осуждённая условно, ещё и апелляцию подала»? – было первой её мыслью, когда она, придя домой с работы, увидела повестку. Но, прочитав её, Асель поняла, что здесь не то. «Кто же мог...

  • Жертва догмы. Глава 12

    Асель вышла с родительского собрания в подавленном настроении – о её дочке, которая отлично училась и всем помогала, классная руководительница смогла сказать только: «На переменах с мальчиками шепчется. И как это она умудряется, бегая за...

  • Жертва догмы. Глава 10

    Максим Леснов жил с родителями – Василием Алексеевичем и Полиной Емельяновной – и сестрой Леной, разведённой женщиной с сыном. Семья была дружной и Максим любил свою сестру и её ребёнка. В 20 лет Лена вышла замуж по большой любви. Ей...

  • Жертва догмы. Глава 11

    На суде Асель воспринимала всё как в тумане. Она машинально двигалась, односложно отвечала на вопросы судьи и Риммы. Даже на желание, чтобы весь этот кошмар кончился поскорее, сил у неё не было. Все чувства её заглушила мысль: её выгнали с работы!...

  • Жертва догмы. Глава 13

    Во время беременности Римма чувствовала себя хорошо. Настолько, что даже забывала порой о своём состоянии. Зинаида Тимофеевна поглядывала на Римму с двойным чувством. С одной стороны, ей хотелось, чтобы у неё, наконец, появился внук, но с другой —...