areadni Автор Бог Блога (areadni)

ereadactor Контакты

Стоял обычный жаркий июльский вечер, обещающий безветренную и бесшумную ночь. На улице стремительно смеркалось, тьма покрывала настоящее, я же культурненько сморкалась в прошлое. Ночь бесцеремонно врывалась в окна старого дворца писательского ложе, яркая полная луна и мерцающие звезды словно зазывали неспящих писателей творить, а струи моего любимого фонтана плавно танцевать под аккомпанемент сонат венских классиков.
Свет в когда-то покинутом мною замке уже горел не так ярко. Лишь в отдельных комнатах тускло светили светодиодные потолочные светильники, доносились ненавязчивые звуки от ударов по клавишам пишущей машинки пейсателей-энтузиастов, а также звуки заунывного пения флудеров-балбесов и просто бесов, зачем-то известных как тролли.
Фонтан был излюбленным местом графоманов и прочих романтиков, идеально подходящим для ведения светских бесед. Такой формат общения всегда носил подозрительно бесящий окрас, и коммуниканты интеллигентщины, использующие его, вызывающе обменивались приличными манерами, сказать еще проще — попросту здели ни о чем, чтобы взрывать пердаки чрезмерно любопытных, но менее культурных зрителей. Да простят мне мой ф_бан_цузский.
Рядом с тихо поющим фонтаном располагалась уютная сосновая беседка, выполненная в европейском стиле, отдаленно намекающая по оформлению свадебную. На языке блогеров – это личка. Писатели, желающие скрыться от сующих чужих ноздрей в их публичные но откровенные ветки, уединялись в этой беседке (банально?) для беседы в более тесной обстановке, а какой по содержанию – это уже другая история. Там были и ванильные заговоры, и зазорные интрижки, и даже игра в дружбу, в любовь, да мало ли во что? Закулисная жизнь псевдоблогеров менее цивилизованная, но колоритная, необычайно захватывающая и до чертиков безрассудная, способная подсадить на их истории как на самый дорогой наркотик. Дорогой, потому что время –бесценный ресурс в нашей никчемной жизни. Но это теряет всякий смысл, когда речь заходит о человеке с творческой жилкой, когда не жалко потратить время на литературный труд, да недурный ораторский треп опосля. Уйти с головой в творческий запой можно и даже нужно, а еще это ой пля как полезно для высокодуховных особей с тонкой графоманской душой.
Существовало поверье, что для погружения в прошлое, необходимо было дотронуться до воды волшебного фонтана. Для этого струи основного фонтана выключались благодаря чувствительным датчикам движения и продолжал работать лишь маленький фонтанчик в самом центре. Чтобы оказаться в далеком прошлом, достаточно было смочить струей обе руки и обойти фонтан против часовой стрелки. Так я в общем-то и поступила.
Вы слышали когда-нибудь о быстрорастущих деревьях? Когда-то со своими товарищами по блогу мы посадили свое первое такое дерево, создали самые благоприятные условия для его посадки. Посадочная яма была заправлена плодородной почвой, корни саженца были заряжены общим бережным вкладом, а потому живыми и здоровыми. Удобряли на славу, так сказать. Так мы постепенно украсили наш дворец необычайно красивым садом и скульптурами топовых деятелей казнета.
Каждое дерево было по-своему волшебное: изысканные ветви, сочные плоды, разноцветные листья и бумажные оригами. Ветки деревьев были осыпаны оригинальными поделками-записками. Теперь, спустя годы, я могу по-прежнему окунуться в то время, заново насладиться письменами, пусть и пожелтевшими, и уже на засохших, увы, ветках. У каждого древа было свое имя. Это был ник писателя. Одни вырезали имена на стволе дерева, другие же клеили на него скотчем распечатанный лист А4 с ником и фотокарточкой образа.
Первым делом навестила дерево величайшей и многоликой творческой личности, с которой собственно и началась моя писательская история. Единственное дерево с настоящим именем блогера шрифта таймс нью роман на белой бумажной аппликации кролика. Это был дуб. Такой могучий, сильный и мудрый. Удивительно быстро он расцвел и по сей день продолжает жить. Сменяются блогерские поколения, а он все стоит – такой крепкий, благородный, сильный и зеленый-зеленый. Видимо его создатель временами захаживает и ухаживает за ним. Сколько записок он оставил на своих извилистых ветках? Много. Один из немногих писателей, ни разу не тронувший свои продолговатые зубчатые листья. Многие авторы за обилием мыслей ленились писать на бумажных листках, ведь их нужно было красиво паковать и аккуратно вешать на ветви, а потому портили чернилами живые листья.
Записок было очень много, ровно как и самих аппликаций с именами. Мой герой в конце концов решил остановиться на имени, данном ему при рождении. Он несколько раз снимал свои уши, возвращал на место, примерял другие ипостаси. Но именно образ белого кролика из зазеркалья был ему по душе. Наше с ним знакомство началось в далеком 2011-м году, в темное время суток, когда зеваки готовились ко встрече со сном, а писаки – друг с другом. Казалось, он все время куда-то спешил, пытаясь успеть отметиться в любой светской тусовке.
– Ах, Боже мой, Боже мой! – бормотал он себе под нос. – Как я опаздываю!
– Постойте, кажется это ваш аксессуар! – остановила я бегущего человека в белом пушистом жилете. – Это ваш..?
– Вот растяпа, – перебил от смущения меня белоснежный незнакомец. – Спасибочки, милочка!
– Позвольте поинтересоваться, зачем парню это? – удерживала я в своих руках его потерю.
– Это всего лишь образ, вы разве не понимаете? – возмущенно вырвал он с моих рук свой ободок с ушками.
– Вы что, ну это…того? – провоцировала я зайца. – Заячьи уши, хм.
– Это вы того, барышня, – передергивал меня молодой человек, – сами вы зая, а я Кролик!
– Сами вы зая, а я Пая.
– Вот и познакомились, очень приятно, – величаво надевал на голову ободок ушастый. – А теперь мне пора.
– Глубоко взаимно, – подозрительно затяжно закрывая глаза, кивнула я головой.
Таинственный незнакомец уже делал ноги, как вдруг вернул свои шаги точно назад.
– Вам грустно?
– Вы еще здесь, ушастик, – натянуто улыбалась я в ответ, отводя взгляд в сторону.
– Подумал, может быть, нам в одну сторону? Куда путь держим?
– Да собственно никуда.
– Очевидно наслаждаетесь гордым одиночеством?
– Со мной мое отражение, – указала я ладонью в бассейн фонтана. – Ходят слухи, что он волшебный, и, если обойти его по часовой стрелке, можно увидеть будущее.
– И? Как успехи? – любопытствовал мой собеседник.
– Пока не пробовала. Думаете стоит?
– Конечно, я так делал, увидел себя очкариком, – навязчиво влезал Кролик. – Может хоть там вы улыбаетесь.
– О чем это вы?
– О вашей грусти.
– С чего вдруг?
– Еще ни разу не приметил за вами приподнятых уголков губ. Вам не знакома улыбка?
– А вы, Кролик, свои уши не суйте в чужие головы.
– Всего лишь анализ. Это мое хобби наблюдать за поведением людей.
– Так это моя унылая рожа смела сбить вас с пути. Пардон, месье, – отвернулась я от ушастого, намеренно завершая нашу беседу. – Ступайте. Не смею более вас задерживать.
Кролик по-джентельменски снял свой головной убор и вежливо поклонился моей спине в знак прощания.
– Серьезно, ободок? Что за дурной тон? – возмущенно я закатила свои глаза. – Издеваетесь, ушастый?
– Обзываетесь, мадемуазель? – взаимно оторопел он.
– Вы же куда-то опаздывали, если мне память не изменяет? – выпроваживала я назойливого незнакомца.
– Еще бы у вас в столь молодом возрасте были провалы в памяти, – не терялся Кролик. – Во дворец. Один мой товарищ собирается публиковать очередной рассказ. Разве вы не следите за главными литературными посиделками?
– Нет, – отрезала я. – Меня не интересуют светские маскарады. Судя по всему, – бросив свой язвительный взгляд вновь на его скудный головной причиндал, – вы тоже не фанатик маски-шоу?
– Я вездесущий Кролик, – грациозно маячил он указательным и средним пальцами правой руки изображая любимые ушки. – Да, я не ношу масок, но с пресыщенной жадностью знакомлюсь с ними на подобных мероприятиях.
– Ну а уши вам зачем? Слиться с ними на общем фоне? Тематическая вечеринка?
– Это виртуальный мир. Встречают по одежке. Образ должен быть у каждого персонажа.
Мы и не заметили как подкралась кромешная тьма. Лишь блики лазерного проектора светомузыки очевидно с комнаты приятеля Кролика, проводившего литературный вечер, освещали непроглядную темень. Я заметно прищурилась, чтобы разглядеть черты лица уже не особо спешившего незнакомца. До сего момента мне удалось обратить внимание на его средний рост и веселые уши, как вы уже могли понять. На мой взгляд молодой человек имел довольно приятную славянскую внешность. Высокий и широкий лоб, глубокий философский взгляд, обличающий силу ума, выдержка и хладнокровие – всё это говорило о его настоящей высокой европейской культуре. У него были необычайно красивые глаза небесного цвета, толстая светлая кожа, продолговатый овал лица и подтянутый подбородок.
– А знаете, я передумал идти, – вдруг нарушил Кролик беспросветную тишину, – не против, если я составлю вам компанию?
– Только если представитесь, господин.
– Ну, это не сложно. Юлий.
– А меня можете звать простой Паей.
– Пая, кто вы?
– Сложный вопрос. Может стоит спросить у фонтанчика?
– Мне любопытно узнать вас настоящую, а не будущую.
– Я ведь без маски в отличие от ваших приятелей с той тусовки, – снисходительно кидала я свой взгляд на окно литературной вечеринки. – Какая есть.
– Иногда маска может зарыться гораздо глубже.
– Расскажите о себе, Юлий, – тактично перевела я стрелки на него самого. – Вас очевидно назвали в честь Цезаря? Каково носить имя одного из величайших государственных деятелей всех времен?
– То да. Умею делать несколько дел одновременно – шевелить ушами, заводить интересные знакомства и извлекать пользу с них, записывать живые моменты в блогнот, – хихикал аналог древнеримского полководца. – На самом деле все очень просто. Физически меня воспитывали спартанцы, идеологически – римляне, а духовно – японские самураи. Так что я вечно смеюсь, что родился далеко отсюда – за 2000 лет, потому и Юлий.
– Занятно, прошу вас, не останавливайтесь.
– Может таки навестим моего друга-писаку? А взамен я вам поведаю гораздо больше фактов о себе.
– Зависит от того, что пишет ваш друже.
– Сказки.
– Смешно.
– Еще как. Он еще знает толк в иронических стишках.
– Что ж…
Мы неспешно двинули в ложе писателей-полуночников. Чем ближе мы приближались в костюмированный эпицентр прозы и поэзии, тем гуще становилась толпа, тем ярче доносились шептания чтецов, критиков и прочих гостей. Мой любезный сопровождающий увлеченно искал своего сказочника, а я не понимала как он собирался отличить того от других таких же людей в масках. Наконец, перед нами появилась статная фигура с белой улыбающейся коробкой вместо головы.

Продолжение следует…

Теги

Похожие материалы

  • Чертовщина. Эпизод 3

    ГРОЗА За избушкой, на пеньке возле густых кустов буйно цветущей сирени, Черт колол дрова. Он работал молча, точными ударами тюкал топором почти без замаха, и высохшие прошлогодние осиновые полешки легко разлетались на ровные половинки и...