Shashtygali Автор Мастур әл-Қосайи (Shashtygali)

Не заполнено в настройках. Контакты

Решил исправить нумерацию и включить в нее все посты о работе и горняцких заметок еще с Юви, а также здешние истории. По моему подсчету эта история должна быть под номером 10. Ничего поучительного не будет, это про как обычно проводят досуг на предприятии, опять-таки все имена изменены.

Обычно горняки пьют, причем пьют нещадно, поглощая водяру и любой другой жидкий продукт с повышенным содержанием этилового спирта как верблюды после длительного пути через пустыню воду. Раньше, насколько я знаю, в Советское время, на это часто закрывали глаза, старые горняки рассказывали как некоторые работяги только в состоянии опьянения и могли работать. В наше же время практически все крупные и мелкие организации имеют нулевую терпимость к распитию алкогольных продуктов во время вахты. Правда внутри самого предприятия эти правила часто нарушаются, причем чаще всего (в процентах 90) самими же инженерами, которые вроде бы должны показывать личный пример для рабочего состава.

Дни рождения, праздники, маевки, рождение у кого-то детей, начало и конец вахты все это сопровождается обильным истреблением спиртных напитков любых красок и вкусов. В воскресение наше совещание проходит в 8 часов, соответственно после субботнего вечера не каждому удается встать вовремя и прийти туда. А если даже приходят, то обязательно одаривают всех окружающих веянием признаков вчерашнего осушения стеклянной тары с акцизной маркой.

Помню, во время первой маевки 7 мая посчастливилось увидеть все прикрасы результатов подобного времяпровождения. Являясь трезвенником, я стал свидетелем того, как кто-то уже находясь в нужных кондициях лез бороться и драться, кто-то купаться в местной речушке, кто-то орать во весь голос, и самое интересное то, что стыдно было почему-то именно мне, а не авторам подобных действий. Ладно еще когда все происходит цивилизованно, но такое қуғынбайство оставляет глубокий след в виде потери уважения к некоторым товарищам. После такого я зарекся больше никогда не посещать подобные мероприятия. Но однажды и мне пришлось «побухать». Пусть это вас не пугает.

Как-то уже в один из последних дней вахты, получил якобы архиважное задание с управления. Уже был вечер, но для выполнения задания у меня была целая ночь впереди. Поработав где-то до 00:00, Я решил немного отвлечься и сходить в общежитие принять душ. Зайдя туда, и направившись в свою комнату, я услышал позади себя голос, который меня подзывал, сразу же узнал в нем нашего главного маркшейдера, который видимо решил выйти покурить:
— Максат, иди сюда, там тебя зовут, — сказал он указывая на дверь своей комнаты, которая была открытой и располагалась на другом конце коридора.
Без каких-либо подозрений, думая что у кого-то появились рабочие вопросы, я вошел туда. Вижу начальника производственного отдела и начальника горного участка, сидевших за столом и весело отмечающих начало своей вахты попивая огненную воду. Заметив меня их лица стали еще веселее:
— (на казахском) О, Максат! Иди сюда, отмечать будем, — сказал начальник ГУ. Отказывать людям, годящихся мне почти в отцы, не хотел, да и свежие қазы и жая уж больно заманчиво манили, так тем более при каждодневном употреблении столовской еды выглядели они десятикратно вкуснее обычного, пришлось сесть с ними за стол.
— Знаем, что водку не пьешь, но у нас есть не только водка! — уже пьяным голосом сказал начальник ГУ и вытащил из под стола литровую баклашку с белой жидкостью и налил на пустой стакан. «Ну вот, и на меня нашлась управа» про себя подумал я. Кумыс оказался свежим, двое товарищей продолжали пить прозрачную, что еще и сопровождалось обычными пьяными разговорами.
— Вот ***, постоянно ***, говорят ***, что *** мол *** дай нам, Старшему Жузу ***, палку ***, чтоб *** баранов пас ***. А ведь и Кунаев ***, и Назарбаев *** со Старшего Жуза ***, — говорит, через слово употребляя не нормативную лексику начальник ПО (прим.оба Жамбылские).
— Да, ***, найманы совсем оборзели *** (прим. поскольку в Жезказгане живут в основном найманы, так и в руководстве в основном их представители).
Я же не имея отношение ни к найманам, ни местным дулатам, ибо мой род самый мелкий и не всем известный, тихо попивал кумыс, закусывая свежей варенной кониной.
— Ну, че? Угадаешь откуда кумыс? — вдруг спросил начальник ГУ, подливая еще кумыса.
— Нет, вряд ли, не отличу по вкусу, — сказал я.
— Постой, ща, еще кое-что есть, — сказал начальник ГУ и вытащил из под стола еще одну баклашку кумыса. Он ее сначала сболтнул, а потом стал тихонько побалтывать и добавил: — вон, видишь жирок плавает, вот этот вкусный должен быть.
И так проделав еще пару минут эту махинацию, он налил мне в стакан:
— Пей давай, — пригласив таким образом продегустировать кумыс этот кумыс. Я выпил.
— Ну что, угадаешь? Этот кумыс откуда? — спросил начальник ГУ.
— Вообще без понятий, кумыс как кумыс, — ответил я.
— Еее, ты, — как бы разочаровавшись во мне протянул он, — один жезказганский, другой шуйский.
«Вот оно что! Работягский подгон» не сразу сообразил я, «найманский и дулатский кумысы, хехе, прям как в разговоре» про себя подумал я. Выпив так 6 стаканов чудо напитка, я попросился покинуть сие гостеприимное «заведение» сославшись на большой объем работы, что было кстати правдой, и удалился в сторону своей комнаты. Попутно увидев подставившего меня главного маркшейдера, я предъявил ему потерю своего времени из-за того, что пришлось составить компанию его же друзьям за место него.
— Ну зато мясо покушал и кумыс попил), — как бы оправдался он, к чему я кстати не смог возразить, так как мясо и кумыс действительно поел, а для казаха это почти что счастье.

Теги