Юр-Юрыч Смачный – мой водила, друг и нянька в одном лице.
Живет в нашем доме, в комнате подо мной.
Почему?
Об этом чуть позже.
Если кто еще не понял, «Смачный» – это не прозвище, это – фамилия человека казацкого роду, прибывшего в Россию из казахстанского города Алма-Ата.

После того, как мой прежний водитель Ваня, получив наследство, уехал на свою «историческую родину» под Киевом, кадровичка «бросила клич» и первым пришел именно он, Ю.Ю. Смачный.
Беседовать долго с ним не пришлось, бегло просмотрев документы (автобат, таксист с 14-летним стажем) и молча подивившись на чудную фамилию, тут же усадил его в УАЗик, и мы полетели – дела не ждали.
Убедившись, что как водитель – он просто золото, заплатил ему за этот день как за «шабашку», и велел с утра приходить оформляться.

Что меня в нем привлекло кроме его профессиональных качеств и богатырской стати?
«Чудинка».
Сколько себя знаю, все время любил общаться с такими людьми и старался окружить себя именно ими – с людьми «со странностями» не только жить, но и работать веселее.

По этому же критерию, похоже, я и жену себе подобрал («…будь проклят тот день, когда …, э!!…»), да и почти вся моя «управа» состоит как раз из таких вот чудиков.
Не зря же как-то налоговик, ведущий мою контору, в сердцах назвал ее «бесплатным цирком».
А в цирке разве бывает скучно?
Страстно увлеченные чем-то люди никогда не бывают пустышками.
Окружить себя дураками и блюдолизами – проще, такими и руководить легче.
Но пройдет совсем немного времени и тебе это либо надоест, либо дураком станешь уже ты.

Какая чудинка в Юр-Юрыче?
Его отношение к окружающему миру.
Добродушно-иронично-снисходительное.
По типу: «…о как… ну, давай-давай, а я пока гляну…».
И все.
В любой жизненной ситуации.
По любому вопросу.
По любой заявке.

Когда я впервые увидел его жену, то мало сказать, что был удивлен – ошарашен.
Женщина лет тридцати и такой красоты, что… в общем, больше в его доме появляться не решился, чтобы не попасть под восточное очарование этой широкоскулой дочери казахских степей… и не совершить подлость.
Детей у них почему-то не было, хотя жили вместе уже лет десять.

И однажды Юр-Юрыч свою благоверную «застал».
В тот день мой старший слег с гриппом и я остался дома – поэтому и отпустил водилу перед обедом.
В подробности вдаваться не будем (да я их и не знаю), но, как рассказывали мне потом его соседи по коммунальной квартире, он сделал следующее.

Вывел голого и тщедушного хлюста из своей комнаты, усадил за стол в общей кухне, достал из хлебницы свой «фирменный» хлеборез, больше похожий на катану, и стал «править» его о другой нож, бережно вынутый из рук остолбеневшей старушки-соседки.
Через минуту он, не подымая глаз, успокоил смазливого «соперника»:
— Ты не бойся, я с детства кабанчиков холощу, боли и кровушки почти не будет.

Зима.
Второй этаж.
Хлюст с визгом вынес окно – откуда только силушка взялась – и, вынырнув из сугроба, поскакал наметом, дробно цокая копытами по обледеневшему тротуару.
У нас город тихий, спокойный, ровный, но нудистов не любят.
Бьют, если невзначай нарисуются.
И крепко бьют.
Так что – лучше бы ему… м-да.

Но я обо всем этом узнал уже гораздо позже, а понял, что что-то не так, по внешнему виду Смачного.
Где он жил все это время после ухода от жены до сих пор неизвестно, потому как выведать что-либо у него – это все равно, что надоить молока из-под быка.
В ответ на мой вопрос сказал три слова: «От жены ушел».
И все.
Без комментариев.

Блюдя свой «шкурный интерес», предложил ему поселиться на время у себя – это же сказка, когда водила всегда под рукой!
Через четыре дня согласился.

Как приняли его в доме?
Спокойно.
Все уже привыкли к моим «закидонам».
А через пару недель всем уже казалось, что он всегда здесь жил.
Трембитка у нас собачка весьма требовательная к чужим – и то его приняла почти сразу.
А это что-нибудь да значит…

Через год он стал просто Юр-Юрычем.
Моим верным другом и нянькой.
Иногда и взрослым мужикам бывает нужна няня.

И еще одно очень ценное качество в нем проявилось со временем: он каким-то немыслимым образом заранее чует, что мне, скажем, сегодня перепадет от супруги.
Неважно за что.
Женам ведь не нужен повод – лишь соответствующее настроение.
И все.

Поэтому, когда по дороге с работы он молча тормозит у цветочного павильона, я уже не удивляюсь, а спокойно иду и покупаю букет.
Вру.
Совсем не спокойно.
Икру начинаю метать покруче, чем та горбуша.

© Ромыч, R.G.K., г. Кишерть, 2009 г.

Теги